Мода зрелости

История образования и как формировалась мода на ранних этапах становления светской республиканской Турции.

Турция, новое развивающееся государство, построенное на идеологии светского образа жизни, в тридцатых годах прошлого столетия устремилась к индустриализации. Как в СССР говорили – «семимильными шагами».
При поддержке государственного банка «Сумер» стали формироваться различные отрасли. В числе приоритетных была текстильная промышленность.

Правительство в 30-х годах вкладывает деньги на открытие различных курсов и институтов, которые могли бы охватить как можно больше населения, давая им возможность овладеть специальностями, пригодившихся на новых производствах.

Женские учебные заведения или институты взросления, открывшиеся на базе существующих для мужчин, были ориентированы на овладение женскими профессиями, имели цель раскрепостить, дать независимость, прежде всего экономическую, девушкам, женщинам молодого государства.

В период с 1925 до конца пятидесятых годов в светской республике народ, почувствовав головокружительную свободу, которая выражалась так же и во внешнем виде, потянулся к портным. Для сотрудников государственных и частных организаций обязательны были костюмы, светские и официальные наряды. Участие в светских праздниках обязывало многих людей бросаться в поисках одежды. Мужчины шили по западному образцу костюмы. Женщины, вовлечённые в строительство нового государства, освободились от вечного страха быть неправильно понятыми, заново познавали себя, учились создавать образ современных дам.

В то время сфера портновского искусства, включающая в себя мастерские по выделке искусственных цветов, женских аксессуаров, предметы вышивки, прачечные, гладильные находились в руках иностранцев. Турецких мастерских было всего две, принадлежавшим Güzide Hanım и Calibe Hanım. Местные девушки, получая профессию профессию швеи, не находили места для стажировки.

Профессиональная школа в Стамбуле. Урок по выделке цветов. Преподаватель Hasip Akıncı

Хасип Акынджи преподаватель из болгарских мигрантов вначале давал уроки прикладного искусства детям сиротам. Затем его пригласили работать в школе.

В контексте «Кемалистких реформ» была ориентация на западный, светский стиль жизни, подразумевалась модернизация общества на всех уровнях. В министерстве  работникам запрещали надевать одежду и использовать аксессуары, которые считались крамольными. Например, натянуть на себя османский халат, отличительный признак духовного лица, означало быть в де-моде, противоречило политике партии и даже представляло опасность для такого персонажа, не принявшего идей республики. Вместо фески мужчины обязаны носить шляпу. Атрибуты османского стиля роскоши и национальных предметов исчезли из использования, но не ушли совсем. Осели где-то в сундуках турецкой глубинки. Женская половина населения бережно хранит старину.

Реформы в корне меняли образ жизни: обычаи повергались инспекции, где-то корректировались, менялся формат традиционных праздников, придумывались методы как ввести современный подход к сексуальному воспитанию, преобразовался привычный общественный взгляд на женское тело.

Хотя в целом за основу принимался концепт западной культуры, однако, несмотря на грандиозные изменения, всё равно в Турции сохранялся консервативный пласт, который делал упор на сохранение национального и традиционного устройства общества.

Вроде открывали институты для развития и модернизации сознания женщин, но предлагали им ряд профессий связанных с сохранением традиционных видов искусства. Как следствие в экономике – поддержка местного производителя оставалась приоритетной. Первоочередная задача государства заключалась в том, чтобы, используя развитый опыт современных стран, синтезировать исключительно местный продукт из местных материалов.

20.12.1925 года был опубликован закон о ношении одежды из ткани местного производства.

Выпустили даже плакат агитации (1930г. Tarih Vakfı Yurt Yayınları, İstanbul, 1999, s: 110):

Покупайте к празднику местные товары с местного рынка!

Учитывая печальный опыт истории Османского государства, новая Турция пыталась уйти от зависимости, не привлекать иностранный капитал. Настолько, что казнили (1961г.) своего президента Аднана Мендереса, когда он вдруг захотел провести реформы капитализации и привлечь в страну иностранный капитал. Казнили, как и всегда и везде, необдуманно, от страха быть проданными в рабство. Но в дальнейшем, как показывает история, то, что хотел сделать отважный президент в 50-е годы, весьма успешно и безболезненно реализовали его последователи-либералы. Турция сейчас почти и полностью стоит в глубокой зависимости от иностранного капитала.

Институт взросления – Olgunlaşma Enstitüsü – это тот самый институт народного творчества, где девушек учили шить, вязать, вышивать, портняжничать, далеко не уходя за рамки национального искусства. Но задача обучения расширяла влияние и учили в школах не только рукоделию. Учебные заведения для девочек не зря так называли. Их готовили к жизни, учили быть умелыми, домоводству, правильно управлять домохозяйством. Их учили быть зрелыми и самостоятельными, самоотверженными, учили умению принимать правильные решения во благо своей семьи, окружающего их мира, государства.

Текстильные фабрики от банка «Сумер» выпускали ткани, орнамент которых формировался на мотивах национального искусства.  Там формировался принцип моды, навыки моделирования современной женской одежды. Одежда, привлекавшая жителей новой Турции, стала не только объектом защиты, украшения. Она стала символом идеологии. Так, открывшиеся по всей стране школы и институты швейного искусства, формировали новое сознание и популяризировали идеи кемалистких реформ. В рамках заданного курса изменение культуры одежды и развитие модных тенденций было чуть ли не приоритетным. При поступлении в образовательные учреждения даже существовал экзамен по навыкам шитья, рисования, культуры одежды в обществе. Существовали так же и отраслевые экзамены, которые были направлены на проверку знаний относительно понятий этикета в моде и поведенческой культуре.

Оригинальный орнамент ткани. Производство тестильной фабрики “Сумербанк”. 1930 г.

Именно в это время кардинально меняется стиль одежды как мужчин, так и женщин. В женской одежде появлялись всё более новые формы воротничков, имевшие знаковую маркировку, расширенные и узкие рукава. Элементы одежды могли рассказать о профессии, о классовой принадлежности, о статусе владельца.

Vehbiye Hanım – образцы воротничков и бантиков (Ист. архив Bahar Çıtak). 

В государственном национальном проекте реформации заняла гендерная политика, где женское тело обрело символический смысл, а женская и мужская роли получили чёткое разграничение в истории светской турецкой моды.

Образец одежды и воротничков

Мода развивалась по условно обозначенным правилам, установленных для поведенческой модели, где кульминацией был контроль отношения отдельно взятого человека и в целом общества к человеческому телу, в частности, к женскому.

Идеология того времени основана на принципе понимания, что тело, главным образом, женское тело, являющееся само по себе мощной силой детонации конфликта в обществе, в связи с этим явлением этот процесс необходимо контролировать в зависимости от социальных и культурных влияний, дискриминации, политического господства, навешивания ярлыков.

Профессиональная школа им.Иноню в Анкаре. 1928г.

Турецкая интеллигенция и элита, стремящаяся к модернизации, начиная с реформ Танзимат, принятых в Османском государстве, рассматривали «женский вопрос» как один из насущных проблем общества. Элементы модернизации вносили мужчины, потому как они рассматривали вопрос под таким углом, когда для развития общества в целом, необходимо обучать и просвещать женщин.

Вместе с тем, включая женщину в процесс построения развитого общества, мужская часть не собирается её освобождать от своих обязанностей, существующих в традиционном турецком укладе жизни семьи. В семье женщине отводится чуть ли не главная роль управления. Вовлечённая в государственные дела, а именно, получив равные возможности и права наряду с мужчинами для образования и работы, участия в политической жизни, она принимает на себя всё больше бремени. Несмотря на внешние изменения в образе турецких женщин, кем бы она ни была – жительница мегаполиса Стамбула, крестьянка из далёкой анатолийской деревни, танцовщица танго, военный или полицейский в форме, учитель, студентка в одежде фрика, в них неизменным остаётся отношение к семье, где существуют вековое распределение классических ролей – мужчина/женщина.

Профессиональная школа в Стамбуле. Урок по выделке цветов. Преподаватель Hasip Akıncı

За период 1928-1929 гг 170 молодых людей, среди которых наполовину были девушки, обучили в зарубежных учебных заведениях. Они получили профессии портных, учителей по различным предметам, педагогов, инженеров, дизайнеров, музыкантов.

В учебных заведениях взросления учили не только продуктивности, показывая пример аккуратности и системности европейской культуры, не только давали навыки практичности в жизни. Основой задачей университетов «женской жизни» была задача привить национализм. Поэтому швей мотивировали на создание национальных мотивов, орнаментов, прививали чувство приверженности национальным традициям и идеям.

Институт взросления в Анкаре. 1928г.

Важная роль институтов состояла, безусловно, в активном вовлечении женщин в развитие новой светской республики. Но не только этот факт. На рынке активно расширялась сеть ателье, в которых работали мусульманки.

Вместе с новомодными явлениями в обществе развивались социально-культурные аспекты. Проводились различные тематические вечера, разного рода увеселительные мероприятия, куда шумно впорхнули западные танцы и закружило турецкое общество в парных танцах. На площадках, в ресторанах, на корпоративных и городских вечеринках танцевали вальс, фокстрот, танго. Но даже в республиканской Турции, несмотря на то, что многие традиционные обычаи староосманских порядков были похоронены в небытие, вряд ли какой мужчина осмеливался пригласить незнакомую женщину на чувственный танец двух полярных планет.

Проф.школа в Бурсе. 1929г.

Женщины стали стричь волосы, кокетливо открывая шею и ушки. Мужчины опрятно стриглись и блестяще сверкали бритыми подбородками. Галстуки, запонки, рубашки, европейские костюмы и обувь… Новый стиль формировал новые модели поведения в обществе. Женщинам, веками находившихся в закрытых обществах, вдруг дали свободу. В то время фельетонисты в газетах писали с сарказмом высмеивая громкий смех, ярко накрашенные ногти и лохматые, немытые кудри девушек на улицах Стамбула. Женщины пытались превратиться из домохозяек и деревенских, забитых существ в современных леди. Изящности и вкусу необходимо было учиться и для превращения лягушечек в принцесс требовалось время.

Проф.школа в Сельджуке. 1929г.

Гендерные различия только усилились и появилось эмоциональное наполнение общественной жизни, которое можно было не скрывать. Это было ново, сильно противоречило всему тому, что называлось традиционной турецкой, долгое время находившейся под влиянием исламской культуры.

Стали популярными публичные показательные выступления и соревнования спортсменов, атлетов, пилотов, военных, автомобилистов, учащихся художественных, музыкальных и спортивных образовательных учреждений. Мода на короткие юбки, шорты, маечки. Престижным становился образ европейского стиля, где чувствуется распределение сфер применительно к одежде: вечерние наряды на балы, где ощущается шарм, флирт, чувственность, изящество, спортивная одежда, которая чётко конкретизировала и идеализировала человеческое тело, аскетичный рабочий стиль. Случился настоящий бум культа тела. Произошло что-то из ряда вон необычное: для каждой гендерной группы стало доступным выражения своей женственности/мужественности. Общество постепенно училось принимать и контролировать своё отношение к женскому телу. Произошла стремительная трансформация и преобразование турецкой женщины.

Праздник молодежи и спорта

Мустафа Кемаль, выступая на публичном собрании в 1923 году в Конье, сказал: «После того, как самоотверженные женщины Анатолии, с младенцами на руках, всегда и везде, наравне с мужчинами, не сетуя на тяготы, зимой и летом, бок о бок работали, воевали, сеяли, вспахивали землю, продавали продукцию, говорят, что у женщины то тут приоткрылось, то там спустилось чрезмерно, что это противоречит религиозным канонам… Не должно быть чрезмерного влияния религии, традиций, ума, логики на стиль женской одежды. Женская одежда должна быть простой. Чем заниматься женской одеждой, важнее стремиться по пути науки.»

Праздник молодежи и спорта

Раскрепощая женщину, давая ей права и свободы, правительство не намерено вывести из семьи женщину. В образовательную программу включены предметы, освещающие роль турецкой женщины в обществе, где главной задачей и основной ролью ставится не выведение на самостоятельный феминистский путь. Как мантра звучат пункты в положении «Образование женщины в Турции», документа, созданного на заре основания республиканской Турции:

1.Турецкая женщина – это хорошая жена, бдительная, находчивая, сострадательная мать, привязанная к семейному очагу, хранительница национальной культуры, видит свою задачу в удовлетворении потребностей своего дома;

2.Турецкая женщина стремится занять своё место в социальной деятельности для улучшения условий среды обитания, нести свой посильный вклад в распространение культуры и для развития стремления к искусствам, в целях развития в соответствие со своими возможностями на своём месте приносить пользу, вырастить гражданина, способного понимать и оценить местную культуру.

Проф.школа в Анкаре. 1928 г.

Слишком противодействуя между собой, реформаторы и консерваторы в вопросе видения женщины дома, в семье, отводя ей роль «матери общества», находили полное взаимопонимание.

В целях развития и просвещения женщины в республиканской Турции выпускали журналы, где освещались новости европейской моды, публиковались советы по улучшению своего имиджа, рецепты приготовления блюд, поднимались вопросы гигиены, предлагались выкройки современных платьев, женственных блуз, юбок, открывались секреты красоты и ухода, адреса парикмахерских, рекламировались известные бренды косметики для лица, рук, ног, тела.

Проф.школа в Бурсе. 1929 г.

По словам дочери Бахар Ханым преподавателя Вехбие Бумина, работавшего в женской школе швейного дела  им.И.Иноню, учащимся давали кроме основных навыков шитья много других предметов и знаний. В школе были уроки поведения, там учили понимать гармонию одежды и цвета, девочкам преподавали правила этикета – как правильно вставать, сидеть, говорить, вести беседу, пользоваться столовыми приборами, их мотивировали быть успешными не только в своей профессии, но и стать образцовыми женами, выдающимися личностями, стремящимися к совершенству.

Институт взросления в Анкаре. Подиум. 1945г.

В качестве требования к полученному ими образованию они обязаны передать полученные знания и воспитывать детей достойными людьми общества.

В дипломе выпускниц институтов и профессиональных школ тридцатых годов прошлого столетия обозначалась не только специальность, но миссия, возложенная на женщину.

В дипломе было написано:

«Турецкая Женщина», современная одежда, западная причёска, создавшая своими руками национальный флаг – всё это указывает на миссию, возложенную на неё.

Некмийе Берктай, одна из представителей поколения, окончивших Высшую техническую педагогическую школу для девочек в Анкаре в 1956 году, долгое время работавшая заместителем директора в Стамбульском институте, училась в Европе. По её воспоминаниям в Париже учащиеся выучили французский. Затем она работала в Carven Fashion Studio. «После художественной школы мы становились настоящими леди, которые имели не только навыки шитья, вышивки, кулинарии и уходу за детьми. Одной из самых выдающихся женских школ был Институт взросления в Анкаре. Из 1000 выпускниц 100 направлялись для учёбы в Европу.»

Девочки в школе привыкали общаться с людьми высокообразованными. Они готовили наряды для жен дипломатических особ, крупных чиновников, военной и промышленной элиты. Они устраивали и участвовали в показах мод, участвовали в мастер-классах известных портных и дизайнеров с мировым именем.

Институт взросления в Анкаре. Софи Лорен. 1974 год

В книге публициста Нилай Караэдмас «Готовим с мамой» описывается ясный образ матери, воспитанной по идеологии Республики. У таких женщин есть определённое название на турецком языке «Женщины Республики», что подразумевает культурно-ментальный комплекс набора качеств, характеристик и образования. Когда говорят: «Женщина Республики», то, как правило имеют в виду определённый уклад жизни, имиджевый образ, стиль, мировоззрение.

Мама Нуртен Караеэлмас, 1930 года рождения, окончила в Анкаре женский институт им.И.Иноню. Это один из важнейших образовательных учреждений светской Республики в тридцатых годах прошлого столетия. Нам интересна вот эта деталь, на которую делает акцент автор: Я особо заострила внимание на отображение влияния кемалистской идеологии, которая произвела свой эффект на маму, получившее такое образование. Потому что я думаю, что моя мама – хороший пример того типа женщины, которую хотела создать эта идеология.»

Проф.школа им.Ататюрка в Анкаре. Подиум. 1942г.

В 1936 году лучшие ученицы отправились в турне по Европе и дошли до Америки. Их путешествие на легендарном корабле Тарсуз продолжалось целый год. Во всех странах, где они останавливались, они выходили на подиум со своими работами.

Участницы тура на корабле Тарсуз. 1936 год.

22 марта 1934 года в первой республиканской газете на первой странице:

«Женщина, проживающая в эпоху Республики, это не женщина военного полигона. Это женщина настолько же трудолюбивая, вся отдающая себя делу, настолько же веселая и общительная. Она, обладающая собственным мнением, настолько же прекрасное украшение.»

При использовании материала указывать ссылку на блог автора @татьянагочер. По всем вопросам публикации, использования фотографий или текста в коммерческих целях обращаться по мэйл admin@miizturkey.ru Телефон/whatsapp +905384577905. В случае незаконного использования будет использоваться право об авторском владении через юридические органы.