Ах, прекрасный Стамбул!

Стамбул никогда и никого не оставляет равнодушным. Писала тут, что о нём можно тосковать, даже не зная его.

В турецком кинематографе много фильмов, где тема о Стамбуле является главной, а на фоне его как кружево нанизываются истории горожан. В турецком сериале Личность  история главного героя пронизана так же особой нитью ностальгии по Стамбулу прошлого.

О Стамбуле можно говорить бесконечно. Но лучше говорить о нём словами искусства.

Фильм «Ах, прекрасный Стамбул!» (1966) не только об мезальянсе в отношениях. Ценность картины в чуткой передаче городской атмосферы Стамбула шестидесятых годов через осмысление культурно-социальной тенденции великого города на фоне жизни маленького человека.

Главный герой – уличный фотограф Хашмет происходит из старинного рода, который обладал величием и богатством ещё в Османской империи. Однако, как нам рассказывает с экрана герой, предки имели безалаберную легкомысленность и за несколько поколений спустили всё состояние. Получив прекрасное образование, разочарованный, печальный, но не лишённый юмора, слегка ироничный, немного циничный, по-философски мудрый Хашмет неожиданно для всех отказывается от каких-либо амбиций, живёт одним днём, не строя никаких планов на будущее.

С другой стороны, антипод главному герою, жизнерадостная, полная надежд, сбежавшая из дома покорять великий город Стамбул, наивная девушка Айше. Две судьбы из полярных социальных групп общества. И точка соприкосновения двух людей из разных миров находится где-то на следующем витке спирали судьбы. Каждый из них проходит через ряд своих испытаний к новому пониманию людей и обретению новых истин и надежд.

Жаждущая богатства и славы Айше, пройдя через тернии приключений в публичном доме, достигнув элитного общества, осознаёт, что никогда по-настоящему не была счастлива. У Хашмета появляется смысл жизни, который он видит в своём предназначении быть «вечным» спасителем для глупенькой девочки, постоянно попадающей в сомнительные истории. Каждый из них учится чему-то у другого и сможет открыть иной мир, недоступный им в силу личного опыта и мировоззрения.

В пятидесятых годах прошлого года из-за активной миграции внутри страны, которая произошла благодаря усиленной политике Демократической партии, вкусы, перенятые из Стамбула, стали постепенно просачиваться в Малую Азию. Анатолия, как обычно называют турки Малую Азию, являлась центром национальной культуры. Она мало подвергалась изменениям. Ведь не зря же Мустафа Кемаль, начиная свой победоносный путь в национально-освободительной борьбе, сделал большую ставку на народы Анатолии, которым доверял. Общество Турции в шестидесятых годах прошлого года стало стремительно тянуться к западному стилю жизни. Очевидно, что народная культура уходила в забытие. Однако, глубинка тянулась в современный центр, коим являлся Стамбул, где модернизация жизни способствовала изменению сектора развлечений. Появился новый жанр, который вместил в себя некий микс двух музыкальных направлений – современной музыки газино*и национальной турецкой музыки.

В шестидесятых годах прошлого столетия в Турции стало модной тенденцией критиковать стремительное развитие Стамбула и, как следствие, произошёл разрыв между национальной глубинкой и западным модерном. Недовольство продвинутых масс выражалось в открытых политических дебатах. Стала модной критика уклона курса, осуждение политического популизма, недовольство. Пародия на стремления бедноты попасть в элиту, осмеяние образа жизни разбогатевших нелегальным образом представителей мафиозных группировок, бесконтрольность коррупции и развал в государстве, где кипели страсти между различными идеологическими течениями.

Этот период обозначен обилием политических и интеллектуальных дискуссий не только в кинематографическом кластере. Эти дискуссии коснулись всех сфер жизни и деятельности общества. Антагонизм общества, критичное настроение масс и стали основными идеями фильма «Ах, прекрасный Стамбул!».  Насмешка картины была нацелена на лицемерие стамбульской элиты, отдалившейся от своих корней, но пытающейся примирить собственный стиль роскошной жизни с трудностями народов Анатолии, которая проходила в постоянной борьбе за место под солнцем.

Современники раскритиковали фильм из-за неудавшейся попытки втянуть общество в полемику. Однако, он хотя и не особо заинтересовал зрителя, вызвал огромный резонанс среди культурной прослойки населения. Только ленивый не высказался “за” или “против”.

По замыслу режиссёра Атифа Йилмаза  основная мысль фильма заключается в осмыслении противоречий социальных групп и в складывающихся в обществе тенденциях, которые толкают это общество к расколу и ненависти. Новая элита Стамбула, стремящая к западному образу жизни, забыла напрочь свои корни, а всё, что связано с глубинкой – будь то люди или искусство – она воспринимает как новую забаву.

По мнению известного сценариста, режиссера Халита Рефика фильм не смог перейти рубеж и войти в разряд “интеллектуального кино”. Картина не нашла нужный отклик в душе зрителей в связи с тем, что идеи политической полемики «не повзрослели», не настоялись до нужной кондиции.

Фильм получил не очень лестную рецензию кинематографического критика Нихата Озона. По его словам, «герой хотел высмеять вестернизацию, снобизм,  пантюркизм, консерватизм, желая вызвать интерес к национальной музыке и народной глубинке, потонул в демагогии и восхвалении османского периода, так и не достигнув цели».

Как бы ни критиковали картину, она заняла своё почётное место в копилке классики политического турецкого кинематографа.

Но главное в этом фильме даже не сюжет и не главные герои, не полемика и не злободневные вопросы противоречивого общества.

Красота и величие Стамбула. Несомненно – это главное в фильме. Картина насквозь пропитана духом Стамбула. Она вызывает невероятную ностальгию по прекрасному городу, даёт нам прочувствовать разрыв между его величием и бесконечносью во времени и пространстве и безличием маленького человека на его фоне.

Вместе с героем мы ходим по улицам, кварталам Стамбула, глазами героя ощупываем каждый поворот, камень, замечаем каждое деревце, вместе с ним утопаем в красоте Босфора, слышим крик чаек, расслабляемся от звуков воды, взбадриваемся от сигналов паромов, мы как будто наслаждаемся запахами прошлого Стамбула, величайшего города веков и народов.

Пролетят вереницы эпох, исчезнут люди и строения, потеряются ценности, но город как монумент будет жить вечно. И об этом важном факте нам не даёт забыть герой фильма, с полуулыбкой на губах, постоянно зажимающих сигаретку, обаятельный актёр Садри Алышик. Хашмет, немного уставший, слегка ироничный, олицетворяющий поколение, утратившее мечты, вытаскивая из своей памяти остатки бывшего величия цивилизаций, говорит с горьким сожалением о Стамбуле:

-Ах, прекрасный Стамбул! Тысячи лет – и какая нетронутая красота! Эй, родной Босфор! .. Наши деды когда-то вдыхали эту красоту.  Как же… в этой старинной композиции у Бильмена Шена… Ах! Ах! Наши предки  – горделивые захватчики – прошли по этим водам… Где Центральная Азия, и где Венские ворота?» и тут же, скатываясь с вершины величия города к маленькому человеку в этом городе, вздыхает: «О, усталый Хашмет, ленивый Хашмет!»

***

Стамбул, не смотря ни на что, всегда даёт своим жителям надежду.

-И что же теперь будет?

-Мы вместе и мы любим друг друга, а во что верить мы всегда найдем…

Посмотреть фильм по ссылке

При использовании материала указывать ссылку на блог автора @татьянагарш. По всем вопросам публикации, использования фотографий или текста в коммерческих целях обращаться по мэйл info@miizturkey.ru Телефон/whatsapp +905384577905. В случае незаконного использования будет использоваться право об авторском владении через юридические органы.